Мольер (Жан Батист Поклен)

  • И если у мужей растет кой-что на лбу, Пускай винят себя — не жен и не судьбу. Коль жены думают лишь о своих мужьях, Им вовсе ни к чему рядиться в пух и прах.
  • Коль нанесли тебе сердечную обиду, Плати забвением — так гордость нам велит; Не можешь позабыть — тогда хоть сделай вид,
  • Не унижай себя.
  • Красавица все может себе позволить, красавице все можно простить.
  • Крепнет нравственность, когда дряхлеет плоть.
  • Кто время выиграл — все выиграл в итоге.
  • Кто всегда уныл, ревнив и мрачен, Того дебют в любви частенько неудачен.
  • Кто не знал любви, тот все равно что не жил.
  • Кто хоть раз в жизни не терял рассудка?
  • Кто чересчур насчет рогов опаслив, тот вовсе не женись — другого средства нет.
  • Лжеправедники есть, как есть лжехрабрецы. Бахвальством не грешат отважные бойцы, А праведники те, что подают пример нам, Не занимаются кривляньем лицемерным.
  • Любовь ревнивца более походит на ненависть.
  • Модные пороки сходят за добродетели.
  • Молодые люди дурно себя ведут чаще всего потому, что отцы их плохо воспитывают.
  • Мы любим иногда, не ведая о том,
  • а часто бред пустой любовью мы зовем.
  • На свете нет лекарств против клеветы.
  • Нам надо честно жить и презирать злословье, А сплетники пускай болтают на здоровье.
  • На фимиам не проживешь. Одних похвал человеку недостаточно, ему давай чего-нибудь посущественнее; лучший способ поощрения — это вложить вам что-нибудь в руку.
  • Нет ничего более сладостного, чем сломать сопротивление красавицы.
  • Не рассудок управляет любовью.
  • От книжной мудрости глупец тупее вдвое.
  • От речей дело вперед не двигается. Надо действовать, а не говорить, дела решают спор лучше, чем слова.
  • Подражай людям в их склонностях, следуй их правилам, потворствуй их слабостям, восторгайся каждым их поступком — и делай из них что хочешь; это самый лучший путь, можно смело играть в открытую... Пересаливать не бойся, тут и самый умный человек поймается, как последний дурак, явный вздор, явную нелепость проглотит и не поморщится, если только это кушанье приправлено лестью. Нельзя сказать, чтобы это было честно, но к нужным людям необходимо применяться. Раз другого средства нет, виноват уже не тот, кто льстит, а тот, кто желает, чтобы ему льстили.