Грибоедов Александр Сергеевич

(1795-1829 гг.)

Русский писатель и дипломат. Принадлежал к дворянскому роду. Получил прекрасное образование. Многосторонняя одаренность Грибоедова обнаружилась очень рано, помимо литературного, у него был также проявлен и яркий композиторский талант (известны два вальса для фортепиано). Обучался в Моековском университетском благородном пансионе, затем поступил в Московский университет. Окончив словесное отделение, Грибоедов продолжал заниматься на этико-политическом отделении. Один из самых образованных людей своего времени, Грибоедов владел французским, английским, немецким, итальянским, греческим, латинским языками, позднее освоил арабский, персидский, турецкий языки. С началом Отечественной войны 1812 г. Грибоедов прекращает ученые занятия и поступает корнетом в Московский гусарский полк. Военная служба (в составе резервных частей) свела его с Д. Н. Бегичевым и его братом С. Н. Бегичевым, ставшим близким другом Грибоедова. Выйдя в отставку (начало 1816 г.), Грибоедов поселяется в Петербурге, определяется на службу в Коллегию иностранных дел. Ведет светский образ жизни, вращается в театрально-литературных кругах Петербурга (сближается с кружком А.А. Шаховского), сам пишет и переводит для театра (комедии «Молодые супруги» (1815 г.), «Своя семья, или Замужняя невеста» (1817 г.) совместно с Шаховским и Н.И. Хмельницким, и др.). Следствием «пылких страстей и могучих обстоятельств» (А.С. Пушкин) явились резкие перемены в его судьбе — в 1818 г. Грибоедов назначен секретарем русской дипломатической миссии в Персию (не последнюю роль в этой своего рода ссылке сыграло его участие в качестве секунданта в дуэли А.П. Завадского с В.В. Шереметевым, закончившейся гибелью последнего). После трех лет службы в Тавризе Грибоедов перевелся в Тифлис к главноуправляющему Грузией А.П. Ермолову (февраль 1822 г.). Там были написаны первый и второй акты «Горя от ума», их первым слушателем стал тифлисский сослуживец автора В.К. Кюхельбекер. Весной 1823 г. Грибоедов отправляется в отпуск. В Москве, а также в имении С.Н. Бегичева под Тулой, где он проводит лето, создаются третий и четвертый акты «Горя от ума». К осени 1824 г. комедия завершена. Грибоедов едет в Петербург, намереваясь использовать свои связи в столице, чтобы получить разрешение на ее публикацию и театральную постановку. Однако вскоре убеждается, что комедии «нет пропуску». Через цензуру удалось провести лишь отрывки, напечатанные в 1825г. Ф.В. Булгариным в альманахе «Русская Талия» (первая полная публикация в России —1862 г., первая постановка на профессиональной сцене —1831 г.). Тем не менее, грибоедовское творение сразу стало событием русской культуры, распространившись среди читающей публики в рукописных списках, число которых приближалось к книжным тиражам того времени (распространению списков содействовали декабристы, рассматривавшие комедию как рупор своих идей; уже в январе 1825 г. И.И.Пущин привез А.С. Пушкину в Михайловское список «Горя от ума»). Успех грибоедовской комедии, занявшей прочное место в ряду русской классики, во многом определяется гармоничным соединением в ней острозлободневного и вневременного. Сквозь блистательно нарисованную картину русского общества преддекабристской поры (будоражащие умы споры о крепостничестве, политических свободах, проблемы национального самоопределения культуры, образования и пр., мастерски очерченные колоритные фигуры того времени, узнаваемые современниками и т. д.) угадываются «вечные» темы: конфликт поколений, драма любовного треугольника, антагонизм личности и социума и др. Одновременно «Горе от ума» — пример художественного синтеза традиционного и новаторского: отдавая дань канонам эстетики классицизма (единство времени, места, действия, условные амплуа, имена-маски и пр.), Грибоедов «оживляет» схему взятыми из жизни конфликтами и характерами, свободно вводит в комедию лирическую, сатирическую и публицистическую линии. Точность и афористическая меткость языка, удачное использование вольного (разностопного) ямба, передающего стихию разговорной речи, позволили тексту комедии сохранить остроту и выразительность; как и предсказывал Пушкин, многие строки «Горя от ума» стали пословицами и поговорками («Свежо предание, а верится с трудом», «Счастливые часов не наблюдают» и т. д.). Осенью 1825 г. Грибоедов возвращается на Кавказ, однако уже в феврале 1826 г. вновь оказывается в Петербурге —в качестве подозреваемого по делу декабристов (оснований для ареста было немало: на допросах четыре декабриста, в том числе СП. Трубецкой и Е.П. Оболенский, назвали Грибоедова среди членов тайного общества; в бумагах многих арестованных находили списки «Горя от ума» и пр.). Предупрежденный Ермоловым о предстоящем аресте, Грибоедов успел уничтожить часть своего архива. На следствии он категорически отрицает свою причастность к заговору. В начале июня Грибоедова освобождают из-под ареста с «очистительным аттестатом». По возвращении на Кавказ (осень 1826 г.) Грибоедов принимает участие в нескольких сражениях начавшейся русско-персидской войны. Достигает значительных успехов на дипломатическом поприще (по словам Н.Н. Муравьева-Карского, Грибоедов «заменял единым своим лицом двадцатитысячную армию»), готовит, в том числе, выгодный для России Туркманчайский мир. Привезя в Петербург документы мирного договора (март 1828 г.), получает награды и новое назначение — полномочным министром (послом) в Персию. Вместо литературных занятий, которым он мечтал посвятить себя (в его бумагах планы, наброски — стихи, трагедии «Родамист и Зенобия», «Грузинская ночь», драма «1812 год»), Грибоедов вынужден принять высокую должность. Последний отъезд его из столицы (июнь 1828 г.) был окрашен мрачными предчувствиями. По пути в Персию он на некоторое время останавливается в Тифлисе. Вынашивает планы экономических преобразований Закавказья. В августе женится на 16-летней дочери А. Чавчавадзе — Нине, вместе с ней отправляется в Персию. В числе других дел российский министр занимается отправкой на родину плененных подданных России. Обращение к нему за помощью двух женщин-армянок, попавших в гарем знатного перса, явилось поводом для расправы с талантливым дипломатом. 30 января 1829 г толпа, подстрекаемая мусульманскими фанатиками, разгромила русскую миссию в Тегеране. Русский посланник был убит. Грибоедова похоронили в Тифлисе на горе Святого Давида. На могильной плите высечены слова Нины Грибоедовой-Чавчавадзе: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?».